Роман Маякин: «Недаром мы с женой сошлись так рано, мне был 21 год»

10.02.2018

Роман МаякинФото: материалы пресс-службРоман Маякин: «Недаром мы с женой сошлись так рано, мне был 21 год»Инна Локтева18 января 2018 15:2333350

Трагедии и победы актера — в интервью WomanHit.ru

В последнее время Роману Маякину то и дело предлагают роли мужчин, одержимых страстями. А в жизни он производит впечатление человека весьма рассудительного, который хорошо знает, чего он хочет. Ему рано пришлось повзрослеть — в восемнадцать лет Роман потерял родителей и сестру. Так же рано он стал главой семьи, женившись на женщине с тремя детьми. А сейчас уже подрастает и четвертый — Михаил. О том, как соблюдать баланс между домом и работой, желаниями и возможностями, а также чему учить сыновей — в интервью.

— Роман, как и в «Сладкой жизни», в новом сериале «Психологини» на СТС ваш герой оказывается внутри любовного треугольника. Не боитесь застрять в этом амплуа?

— Да, мне тоже показалось вначале, что истории похожи. Но здесь есть одно серьезное отличие. В «Сладкой жизни» мой герой, что называется, с жиру бесится: он чиновник, упакован материально, есть семья, дети. От скуки он начинает искать доступных симпатичных девушек. В «Психологинях» достаточно зрелый мужчина влюбляется — причем так, что ему буквально сносит крышу. И у психолога он оказывается, чтобы сохранить свою семью. Наверное, какие-то поступки безумные мы совершаем в моменты влюбленности. Хотя лично у меня такого в жизни никогда не было. Я достаточно здраво ко всему подхожу, в том числе и к отношениям. Может, еще все впереди. Вот жена прочитает — обрадуется. (Смеется.) В любом случае, сыграть отчаянно влюбленного мужика — что может быть лучше?!

— Не было у вас состояния душевного раздрая, когда приходилось выбирать между двумя женщинами?

— Я достаточно давно живу с Еленой, своей супругой, лет одиннадцать, наверное. В институте, конечно, случались романы, но я всегда понимал, с кем у меня серьезно, а с кем нет. Так что выбирать не приходилось. Но это действительно крутой сюжет и тема, что называется, вечная. Мы все пытаемся избежать семейной рутины. Порой подмывает и мужчин, и женщин как-то разнообразить свою сексуальную, эмоциональную жизнь. Фантазии возникают, но не у всех хватает смелости сделать следующий шаг. Требуются определенные силы и нервы, чтобы разрушить прежние отношения и начать новые. А большинство людей к тому же ленивы по натуре. Лично у меня в кино хватает подобных ситуаций. Когда играешь любовь, привязываешься к партнерше, прикидываешь историю на себя. Все почти как на самом деле.

В сериале «Психологини» герой Маякина оказался внутри любовного треугольникаФото: материалы пресс-служб

— Роман, вы склонны к самокопанию, анализу своих поступков?

— Мне кажется, любой человек должен анализировать свои поступки. Хороший анализ, который приносит положительный результат, улучшает качественно жизнь, это определенная работа над собой. Сейчас вот ехал на интервью в холодном автобусе и размышлял на тему того, что надо материализовывать мысли, думать в позитивном направлении. Но для всех понятие «хорошо» означает совершенно разное. Для кого-то хорошо — это напиться водки и переспать с девушкой в первый вечер. Мы дома практически не смотрим телевизор, но недавно с женой включили одну программу — там показывали сюжет про девушку, которая занимается сексом прямо на танцполе с любым понравившимся ей парнем. И вот она рассказывает, какой она своеобразный человек, как ей нравится делать это на людях. Согласитесь, это же проблема общества, а не конкретно девушки. Зачем вообще с ней разговаривать, показывать ее по телевизору? Она свою задачу выполнила — ей хотелось прославиться, причем любой ценой. Вот скажите, какой уровень развития у этого человека, если он такие цели ставит перед собой? Она анализирует свои поступки, думает хотя бы на шаг вперед? Вряд ли. Причем родители ее поддерживают. Лучше бы они не по телевизору смотрели всякую дрянь, а воспитанием дочери занимались. Мне почему-то кажется, у моих детей подобных мыслей в будущем не возникнет. Так что анализом нужно заниматься и порой задавать себе вопросы, почему у некоторых людей жизнь хорошо складывается, а у тебя не очень.

— Я так понимаю, у вас не было серьезных психологических проблем, к специалистам обращаться не приходилось?

— Знаете, психика актера вообще нестабильна. (Смеется.) Думаю, у восьмидесяти процентов моих коллег есть какие-то отклонения от нормы. Да и в целом наше поколение, чье созревание и взросление пришлось на лихие девяностые годы, довольно своеобразное. Я не хочу сказать, что наша семья бедствовала. Мама и папа упорно работали, а на воспитание детей у них элементарно не хватало времени. Я и в школу-то ходил не для того, чтобы знания получать, а потому, что там веселая компания собиралась. Время тогда было опасное, людей прямо на улицах убивали. Сама жизнь учила быть хитрее, осторожнее, держать все в себе. И сейчас я наблюдаю в себе некую замкнутость, закрытость, от которой потихоньку начинаю освобождаться. А вообще не надо стесняться признавать, что у тебя не все идеально. У всех есть отклонения. Другое дело, насколько они сильны, запущены и усложняют жизнь. Тогда надо с ними работать. Если сам не можешь разобраться, обратись к умным дядям, специалистам.

— Вам пришлось рано начать самостоятельную жизнь. В восемнадцать лет вы потеряли родных: родителей, сестру. Кто или что вам тогда помогло?

— Я не знаю, как бы сложилась моя жизнь, если бы мне не пришлось такое пережить. Поверьте мне на слово: темное заканчивается, а опыт, который вы приобретаете, может оказаться очень полезен. Не могу сказать, что у меня остались прямые родственники. Но у матери были две сестры, мои тети. Помогали первое время. Мама болела два с половиной года, у нее была онкология. Но она смогла меня дотянуть, доучить до четвертого курса. Я уже и подрабатывал в то время. Что сказать? В любом возрасте тяжело хоронить родителей, потому что теряешь самое близкое и дорогое, что у тебя есть. Но в принципе так природой заложено, что родители уходят раньше нас. Поэтому организм каким-то образом заставляет жить дальше.

— Вы самостоятельный по натуре человек? Есть дети домашние, очень привязанные к родным.

— До поры до времени я был домашним ребенком, а потом улица затянула. Можно сказать, я состоял в дворовой банде. И прямо из нее попал в театральный. (Улыбается.) Но забота мне, как и любому человеку, безусловно, нужна. Поэтому, наверное, мы и с женой сошлись так рано, мне был всего двадцать один год. Хотелось семьи, близких людей.

С супругой Еленой Кулевой вместе одиннадцать летФото: личный архив Романа Маякина

— И она была взрослой женщиной, с тремя детьми.

— Лена на пять лет меня старше. Тогда ей было двадцать шесть — ну какая она взрослая? Не особо. (Смеется.) Да и сейчас тоже. Это мне в ней и нравится. Есть ведь такие серьезные барышни — прямо страшно становится.

— Вступить в отношения с женщиной, у которой уже трое детей, — с вашей стороны это гиперответственность или юношеская бесшабашность?

— Не знаю, как случилось, так и случилось. Конечно, дети первое время переживали, но это уже вопрос не ко мне. (Улыбается.) Думаете, я тогда рассуждал об ответственности? Мне было хорошо с Леной, хотелось жить вместе. А если у нее есть еще три маленьких человечка, с которыми мне тоже неплохо? Почему бы и нет. Понятно, что были определенные сложности, но мы их преодолели и сейчас все чудесно общаемся. Теперь у меня еще три друга, которые знают меня с раннего детства, — круто же! Нужно думать о хорошем, а не настраивать себя на негатив, не накручивать опасности. Тогда они непременно появятся. И вообще я считаю, что детям отец нужен как пример для подражания, а всеми тонкостями воспитания должна мама заниматься. Папа — сильный, заботливый, надежный, семью обеспечивает — вот его функции. Я сейчас понимаю, что у меня абсолютно поведение моего отца. Не то что он мой кумир и его портрет висит где-то на стене. Но мне комфортно жить так и строить отношения в семье так, как это делал он. И с этим ничего не поделаешь. Это не гены, а пример. Ну и женился я не на детях, искал себе женщину, а не маму.

— Но вы сказали: вам была нужна забота.

— Конечно. Смерть родителей не проходит бесследно. За пять лет я потерял папу, маму и сестру. Была семья — и вдруг ее не стало. Понятно, что какое-то время шел процесс реабилитации. И моя жена помогала мне выйти из этого состояния — просто своим присутствием, заботой. Под словом «забота» я подразумеваю не то, что она мне носки стирала и борщи варила. Это более широкое понятие, которое подразумевает любовь и ощущение тепла, безопасности.

— Вы сказали в одном из интервью, что герой нашего времени — лицемерный мерзавец, который любит деньги…

— А вы так не считаете? По-моему, эта позиция ныне пользуется популярностью, героев времени не выбирают. Деньги стоят на первом месте, и чтобы получить их, люди начинают лицемерить. Модно быть легким, ни во что глубоко не погружаться. Просто я сказал, что играю таких персонажей — актуальных для нашего времени. Сценарии же пишут ныне живущие люди, и стало много таких героев — лживых, фальшивых, которые делают подлость ради того, чтобы получить материальные блага. Да включите телевизор — там только об этом и говорят, что кто-то кого-то обманул или подставил.

— Были плохие времена, которые вы с Еленой пережили и убедились, что она вас не бросит ни при каких обстоятельствах?

— На самом деле сначала моей жене было очень тяжело со мной. Я был крайне неприятным человеком. (Улыбается.) Наверное, подсознательно я хотел таким образом проверить, насколько искренни ее чувства. Нам же всегда хочется, чтобы нас просто так любили, ни за что. Причем безумно. Именно так к нам относятся родители, а мы потом пытаемся найти такую же абсолютную любовь. Порой это случается: мне кажется, жена меня ни за что любит. Сейчас, после одиннадцати лет совместной жизни, уже начала что-то требовать, использует меня, знает, что я никуда от нее не денусь. (Улыбается.) Использует — это я с улыбкой говорю, так на самом деле и должно быть в семье. Первый год, когда у нас родился общий ребенок, был, наверное, самым сложным. Получилось так, что я ушел из театра, точнее, меня «ушли». (Роман десять лет служил в Театре им. Моссовета. — Прим. авт.). В кино особых предложений не было. Я весил тогда сто тридцать килограммов, и, сами понимаете, диапазон ролей был достаточно невелик. Представьте: маленький ребенок, нет работы, перспектив. Я думал: все, это край. А основная-то проблема была в голове. Очень я не верил в себя, начал поддаваться внешним негативным факторам. Так случается в жизни, не надо этого бояться. Иногда нужно упасть на самое дно, чтобы оттолкнуться от него ногами.

С экранной женой Марией Шумаковой в популярном телефильме «Сладкая жизнь»Фото: материалы пресс-служб

— Не у всех получается, кто-то так и закисает в болоте. Семья заставила вас встряхнуться?

— Нет. Поймите, никто человека не сможет заставить что-то сделать, кроме него самого. Все люди эгоисты на самом деле. Все, что мы делаем в жизни, мы делаем в первую очередь для себя. И это правильно, здоровый эгоизм должен присутствовать. Ведь если тебя не станет, ты и о других заботиться не сможешь. Думай о себе, но при этом осознавай, для чего ты это делаешь: чтобы твои дети были сильнее, чтобы женщины тебя любили, чтобы на работе все складывалось.

— Мы говорили про героя нашего времени. Но ведь вы не хотите быть таким? По-моему, у вас есть понимание настоящих ценностей.

— Я вообще не хочу, чтобы меня кто-то оценивал. Есть несколько человек в моей жизни — в первую очередь это моя жена и дети — которым мне нужно что-то доказывать. Насчет остальных — мне все равно, что обо мне думают. Я считаю, надо поступать так, чтобы совесть не мучила. Не делать другим того, что не желаешь себе. Все просто: зеркалишь ситуацию и ставишь себя на место другого человека. Единственное, с чем я пока никак не могу справиться, — перестать ругаться на дорогах. Серьезно, ругаюсь как сапожник, не могу себя контролировать. Начинаю орать, могу остановиться, из машины выбежать. Это тоже, наверное, передалось от отца. Он всегда на дороге матерился. Был случай, мы ехали с коллегой, я что-то ей рассказывал, начал перестраиваться в правый ряд, и вдруг откуда ни возьмись выскочило такси, причем без фар, — мы чуть не столкнулись. А водитель потом обогнал меня и стал в окно кричать, что это я сам виноват. Тут уж я не сдержался и высказал все, что о нем думаю. Потом было так неудобно перед девушкой. (Смеется.) Но такие вспышки эмоциональные порой нужны — все в себе держать очень для здоровья вредно.

— Потому вы, наверное, и живете за городом: там тише, спокойнее и людей поменьше.

— Да. И еще я люблю что-то своими руками мастерить. Вчера, например, пол красил у ребенка в комнате. Это очень здорово. Я считаю, физический труд должен присутствовать в жизни человека, хорошо мозги прочищаются. Надо депутатов наших куда-нибудь отправлять периодически на строительные работы. Мне действительно в деревне лучше. Пусть я трачу два часа на дорогу, но за это время успеваю перестроиться из одной реальности в другую. Не стоит тащить домой рабочие проблемы, и наоборот. Так что это еще способ сделать свою семью счастливой. Главное ведь, чтобы дома все было хорошо.

— Вы в профессии не амбициозный человек?

— Почему вы так решили?

— Вы только что сказали: главное, чтобы дома все было хорошо.

— В любом случае мы расставляем приоритеты. Если меня заставят выбирать между семьей и работой, конечно, я семью выберу. У меня нет такого ощущения, что, если завтра я перестану сниматься, жизнь остановится. Может, через два года я стану барменом и буду от этого кайфовать. Просто некоторые превращают свою жизнь в работу, не могут больше ни о чем другом думать. Конечно, когда есть потребность обсудить проблемы, посоветоваться, мы с женой это делаем. Если это помогает каким-то образом решать задачу — хорошо. Но работа прежде всего должна приносить в дом деньги. Очень круто, когда ты сделал любимое дело своей профессией и можешь этим зарабатывать. Амбиции у меня есть, и я стараюсь предпринимать определенные шаги для развития карьеры. Но если меня не утвердили на роль, это не всегда означает, что я плохой актер, есть много внешних факторов. Может, сегодня директора по кастингу подрезал человек, очень похожий на меня? (Смеется.)

В киноальманахе «Без границ» Роману досталась роль мажораФото: материалы пресс-служб

— Вы так легко сказали, что могли бы поменять профессию, а ведь многие ваши коллеги говорят о призвании, великой миссии.

— Мои коллеги много чего говорят, чтобы показаться особенными, посланниками божьими. Я десять лет проработал в театре, мне это было интересно, но не могу сказать, что хотел бы провести в театре всю жизнь и отношусь к этому как к миссии. Актерство — точно такое же ремесло, которое нужно освоить. И главный инструмент в этой профессии — ты сам. Чем богаче, глубже жизненный опыт, тем интереснее и убедительнее ты как актер. И если что-то не складывается, надо винить в первую очередь себя. Не все, конечно, от нас зависит — может оказаться неинтересным сценарий или режиссер не до конца прояснит задачу, но лицо проекта — актеры. Последние свои работы я даже перестал смотреть. Хотя надо, наверное, это делать, чтобы понимать, куда идти и развиваться.

— Дома нет к вам особого отношения в связи с профессией?

— Наверное, нет. Если я устал после смены, ложусь спать. Отдыхаю я с детьми. Мелкого с собой беру везде. Вообще, у меня отдых — это переключение с одного вида деятельности на другой.

— Вы, как настоящий мужчина, сами построили дом. Кто вас учил делам строительным?

— Мои ошибки собственные. И отец, конечно. Дом, в котором мы сейчас живем, еще он начинал строить. И я наблюдал за ним, как сейчас мой сын наблюдает за мной. Что-то мы с ним вместе делаем. Да там ничего сложного нет. Самое главное — начать. Как я вчера пол начал красить — а там тридцать пять квадратов, и каждую дощечку нужно прошкурить, покрыть лаком, — в ужас пришел. Сколько же времени я с этим провожусь?! Тут на одну доску уходит полчаса, а их двести! А потом во вкус вошел, и работа закипела. Так что не надо ничего бояться и устанавливать самому себе какие-то рамки.

— Как вы считаете, какие качества надо в мальчиках развивать, воспитывать?

— Ответственность в первую очередь. Есть у нас в обществе некая проблема. Это еще со времен Великой Отечественной войны началось: половина мужского населения погибла, и страну на себе женщины поднимали. Мальчики, которые росли в то время, видели перед собой пример сильной матери, которая сама все может. Роль мужчины отходила на второй план. И женщины сейчас начинают выполнять мужские функции, высокие посты занимают, в президенты баллотируются. Но все равно внутри нас живут древние инстинкты: я приношу тебе мамонта, а ты создаешь со мной семью. Все-таки женщина должна быть за мужчиной. Я хочу воспитать в своем сыне ответственность: все, что в его жизни хорошего или плохого происходит, — дело его рук. Не нужно никого винить за неудачи, свою жену в том числе. От женщины многое зависит, она вдохновляет мужчину. Но ответственность за каждый свой поступок должен нести ты сам.


Источник

ПСИХОЛОГИЯ
Похожие записи

Добавить комментарий

Comments links could be nofollow free.