Анна Тихомирова и Артем Овчаренко: «Наши чувства — как музыка»

01.02.2018

Анна Тихомирова и Артем Овчаренко. Стиль: Наталья Мартинкевич Макияж и прически: Ирина Журавлева и Наталья Азаревич Одежда для съемки предоставлена Лабораторией Образа – Dresslab SpaceФото: Виктор ГорячевАнна Тихомирова и Артем Овчаренко: «Наши чувства — как музыка»Виктор Горячев21 декабря 2017 13:2823761

Год назад танцоры сыграли свадьбу, а в августе 2017-го стали родителями. На свет появилась их дочь Арианна. Об этом и многом другом — в интервью WomanHit.ru

Поклонники балета хорошо знают эту пару. Когда они выступают вместе на сцене Большого театра, их красота, пластика, изящество и то, как они чувствуют друг друга, не могут не вызывать восхищения. Это неудивительно: ведь Артем и Аня не только партнеры, но и любящие друг друга люди. Г

— Расскажите, как вы познакомились? Помните ваши первые впечатления друг о друге?

Анна: Это было в Московской государственной академии хореографии, куда Артем приехал стажироваться из Днепропетровска на первый курс. Я тогда училась уже на третьем. Мне было семнадцать лет, ему — восемнадцать.

Артем: Мое первое яркое впечатление об Ане — когда она сидела и разминалась на втором этаже, а мне сказали, что я должен помочь ей с выпускным концертом. Мы стали много репетировать вместе и подружились. В итоге Аня стала моей первой партнершей, с которой я танцевал на сцене Большого театра!

Анна: Он тогда меня очень выручил: хорошие ребята всегда в академии на вес золота. Конечно, карьера у меня находилась на первом месте, и ни о каких отношениях я и не думала. Единственное — помню, что на Новый год была дискотека в интернате, и Артем пригласил меня на танец, наговорил много комплиментов. Мы поняли, что нравимся друг другу. Но праздник прошел, я опять окунулась с головой в работу: выпускной, международный конкурс, меня пригласили в Большой театр — и мы почти перестали общаться.

Артем: И для меня профессия стояла на первом месте! Было много эмоциональных моментов, связанных с приездом: новая страна, люди, другой язык… Только спустя два года, когда я пришел работать в театр, мы снова стали дружить, понимать и прислушиваться друг к другу.

— А когда симпатия возникла?

Анна: Артем был хорошим другом, я даже как-то плакалась ему в жилетку, делилась своими неразделенными чувствами…

Артем: Потом мы начали ходить в кино, я стал за ней ухаживать.

Анна: Для меня это были первые отношения, и я немного боялась, потому что свобода для меня очень важна. Когда Артем предложил встречаться, сказал: «Давай попробуем прожить вместе всю жизнь?» — я согласилась.

Артем: Вот пробуем уже девять лет. (Шутя.)

Анна: Я увидела серьезность его намерений, и это меня покорило! Помню, уже через месяц наших отношений, когда мы гуляли, я засунула руку ему в карман, как это делала обычно, а там было колечко.

«Свадьба не была целью – мне и так было хорошо с артемом. нам просто захотелось сделать праздник для наших близких и родных»Фото: Виктор Горячев

— Ваше мнение: любовь мешает карьере или помогает?

Артем: Я бы сказал, что не любовь мешает карьере, а многие пары проверяются таким образом. Я часто вижу, как люди, у которых что-то не получается в работе, разрушают и свои отношения. Для меня наши чувства — как музыка. Какие бы слова ты ни подбирал — музыка всегда выше слов. По крайней мере, для меня, потому что это прямой путь к сердцу.

— Прежде чем пожениться, вы прожили вместе восемь лет… Проверяли чувства?

Анна: Для меня свадьба не была целью — мне и так было хорошо с Артемом. Нам просто захотелось сделать праздник путешествия в нашу жизнь для близких и родных.

Артем: Лично у меня идея сделать свадьбу возникла тогда, когда я понял, что все эмоциональные моменты, особенно если они позитивные и яркие, с нами на всю жизнь. То есть это воспоминания, которые будут нас греть потом. Наступает миг, когда цветок расцветает, и мне хотелось, чтобы Аня была в этот день самая прекрасная и чтобы он запомнился нам и нашим друзьям.

— И какие моменты вспоминаются сейчас?

Анна: Мы сами придумали сценарий нашего торжества, взяли все наши песни и мелодии. И когда Артем подплывал ко мне на плоту, а меня за руку выводил папа, это было так красиво! Более сильные эмоции я испытывала только от рождения ребенка. Самый кульминационный момент был в конце вечера, на закате, когда мы давали друг другу клятвы верности, — мы разрыдались от счастья! Потом начался наш танец на воде. Мы делали сложные поддержки, я держала в руках пиротехнические кольца, все вокруг взрывалось салютами. Мы еле дышали, и у нас было такое невероятное чувство, что мы где-то в космосе! Мне кажется, безусловно каждой девушке нужно испытать подобное.

Артем: Когда мы стали делать свадьбу, то поняли, как много у нас друзей. Это была большая затея, но хлопоты оказались приятными. Когда я выезжал на плоту, обратил внимание, как много близких людей пришло разделить с нами этот праздник, что сделало его особенным.

"Партнершу можно сравнить с птицей: если сожмешь ее слишком сильно – задавишь, а если слабо – улетит"Фото: Виктор Горячев

— Многие воспринимают артистов балета как небожителей. Какие вы, когда за вами закрывается дверь?

Анна: В быту Артем у нас главный — хозяин в доме, все делает своими руками. Он и кулинар отличный! И всегда, когда хочет меня побаловать, готовит свои фирменные блюда. Мое любимое — сибас, запеченный в духовке. У Артема есть чувство красоты даже в приготовлении пищи. Я тоже беру с него пример. Когда я была беременна, то ходила на мастер-классы по кулинарии. Научилась варить борщ. И уже во время беременности почувствовала себя полноценной женой. (Смеется.)

Артем: Мне кажется, что в жизни мы такие же, как на сцене. Сцена является неким зеркалом, ты выходишь на нее как оголенный. Конечно, ты играешь разные роли, но сцена хорошо раскрывает тебя. Аня рассказала про меня, а мне в последнее время очень интересно наблюдать за ней. Когда она стала мамой, у нее появилось состояние умиротворенности и счастья. И хорошо, что теперь у нее есть свободное время: она научилась готовить и делать еще какие-то вещи, которые не делала раньше.

Анна: У Артема — то же самое. Как-то раз он пришел домой и нарисовал мой портрет. В нем так много талантов, и он постоянно меня этим удивляет. Я все думаю: что нового он еще откроет в себе?..

— Нередко слышишь истории, что балерины ради карьеры жертвуют самым сокровенным — материнством. Легко ли вам далось это решение?

Анна: Нам и раньше хотелось детей, но тогда я хотела танцевать и больше думала о карьере. А вот после свадьбы все стало немного по-другому, и я, выходя на сцену, уже не испытывала таких сильных эмоций, как раньше. Ту любовь, которая во мне накопилась, нужно было отдать еще кому-то. Мы поняли, что ребенок нужен нам обоим.

Артем: Я думаю, сейчас уже вопрос не стоит так остро: или ты балерина, или мама. Все можно совместить. Таких примеров много, и в нашем театре в том числе.

— Анна, у вас была динамичная беременность? Артем не мешал вести активный образ жизни?

Анна: Нет, он молодец, не сдерживал меня. Мне в этот период захотелось пожить непосредственно для себя, я стала больше гулять. Я наконец-то поняла, что вообще можно гулять в парках! (Смеется.) Увидела, сколько мамочек и детей вокруг… Кроме того, весь период беременности я занималась английским. Еще поступила в студию актерского мастерства голливудского педагога Иваны Чаббак (под руководством актера Влада Моташнева) и четыре месяца занималась в ней. Мы играли сцены из фильмов и пьес, и для меня это стало переворотом. Я надеюсь, что сейчас стану по-другому преподносить себя на балетной сцене, и мне кажется, что это будет более правдиво. В балете иногда присутствует условность, это визуальное искусство. Особенно в классических балетах есть много утрированных жестов — чтобы тебя увидели и оценили с галерки, ты должна играть, что называется, на разрыв аорты. Я считаю, достаточно мизерных жестов, и зритель все равно это почувствует. Главное — пропустить роль через себя.

— Шестого августа у вас родилась дочь Арианна. Почему вы выбрали это имя?

Анна: Еще на самых первых месяцах беременности, когда мы даже не знали пол ребенка, я говорила, что мне нравится имя Арианна. Сначала в семье не все его восприняли, но Артем меня поддержал. А потом друзья сказали: «Как вы здорово придумали! Арианна — это же Артем и Анна». После этого сомнения отпали.

"Когда мы давали друг другу клятвы верности – мы просто разрыдались от счастья"Фото: Виктор Горячев

— Говорят, что характер ребенка виден сразу, — какой он у Арианны?

Анна: Когда друзья к нам приходят, удивляются, почему она не плачет. Дочка очень спокойная, дает родителям поспать. (Улыбается.) Пока она такая же, как Артем, — не суетится.

Артем: Я не вижу, чтобы она плакала без причины. Арианна уже держит головку и очень любит все рассматривать, изучать…

— Вы хотите, чтобы дочь пошла по вашим стопам?

Анна: Я не против, чтобы она танцевала для красивой осанки, это важно для девочки, но профессии балерины я бы для нее не желала. Понятно, что если она очень сильно этого захочет, отговаривать не будем. У меня такое желание появилось в четыре года — я повторяла все балетные движения за старшей сестрой. Прекрасно, если дочь будет заниматься пением, музыкой, может, и актрисой станет драматической. Мне кажется, наша профессия слишком сложная, и над ней всегда будут довлеть наши имена. А я хочу, чтобы у нее был свой, непроторенный путь.

Артем: Наша задача — дать возможность Арианне максимально познакомиться с этим миром, получить разнообразные навыки. Пусть она сама выберет, что ей больше нравится. Мы, артисты, часто путешествуем, и невозможно приехать тем же человеком, каким ты уехал. Дети, которые гастролируют с родителями, воспринимают реальность совсем иначе. Мне кажется, упор нужно сделать на развитие ребенка.

— Анна, насколько мне известно, вы уже приступили к репетициям. Когда вас снова можно будет увидеть на сцене — и кто в это время будет приглядывать за Арианной?

Анна: Нам очень помогают мои родители. У нас вообще золотая бабушка, она от внучки просто не отходит. Вокруг Арианны так много любви! Есть кому присмотреть за ребенком, но сейчас, когда я уезжаю на репетиции, даже три-четыре часа разлуки с ней кажутся вечностью. Надеюсь, что в январе я выйду на сцену, как раз в это время идут мои спектакли: «Укрощение строптивой» и «Евгений Онегин». Так что постараюсь к этому моменту вернуться, но все будет зависеть от дочки: на первом месте сейчас для меня — она.

— У вас не так много совместных партий — хотели бы вы сделать что-то новое вместе?

Артем: Нет, совместных партий у нас достаточно. Первым был проект «Большой балет» на телеканале «Культура», где мы получили Гран-при как лучшая пара. Для нас это стало серьезным испытанием, потому что за очень короткий период времени нужно было выучить шесть номеров — и стилистически, и по-актерски очень разных. Только очень хорошо чувствуя партнера, ты можешь решиться на подобный эксперимент. И дальше, уже в Большом театре, мы с Аней стали танцевать вместе: спектакли «Щелкунчик», «Коппелия», «Сильфида». Много выступаем на гала-концертах, гастролируем. Если нам не хватает танцев на сцене, то мы танцуем дома. (Смеется.)

В августе 2017-го супруги стали родителямиФото: Виктор Горячев

— Представьте друг друга с профессиональной точки зрения.

Анна: Артем — прежде всего прекрасный партнер. На сцене он больше думает о балерине, чем о самом себе. Мне танцевать с ним очень комфортно. И если это любовные адажио, он всегда на пике эмоций. Любые роли очень глубоко через себя пропускает — для него это возможность испытать те эмоции, которые он не может испытать в жизни. К примеру, Артем совсем не употребляет алкоголь, но может очень хорошо сыграть пьяного. Думаю, Станиславский сказал бы «верю», увидев его на сцене. У него отлично получаются как роли принцев, так и глубокие, романтичные, такие, как Ромео или Арман из «Дамы с камелиями».

— А есть то, что является его визитной карточкой?

Анна: Красота движений. Он отлично сложен и эффектно смотрится, что немаловажно. У него холодная голова, я в нем уверена как в жизни, так и на сцене.

Артем: Я не совсем объективен буду в отношении Ани, потому что она моя любимая жена, но она создает очень яркие образы. Если она танцует прыжковые вариации, выделяется среди всех. Еще у Анечки выразительные глаза, которые видны с самого высокого яруса, и это замечают все. У нее очень женская энергетика на сцене, и при всей своей яркости она может быть и трогательной, и ранимой. Аня серьезно продумывает свои роли, порой сомневается, и нужно, не мешая, подсказать ей верное решение.

— Мне кажется, что когда вы танцуете в паре, возникает двойной груз ответственности.

Артем: Дуэт заключается в том, что ты помогаешь балерине, преподносишь ее. Нужно показать ее в лучшем виде, а уже потом думать о себе. Тут есть масса тонкостей, одна из которых — как держать партнершу. Можно сравнить ее с птицей: если сожмешь слишком сильно — задавишь, а если слабо — улетит…

— Вы часто выезжаете на гастроли. Где наиболее преданные балету зрители?

Артем: В Японии зрители самые благодарные. Они встречают тебя на служебном выходе после окончания спектакля, устраивают «коридор» до дороги, и ты идешь, по ходу раздавая автографы, и фотографируешься со всеми. Это так искренне, по-настоящему! На следующий день они делают фотографии и едут в другой город, где у тебя выступление, и там дарят эти снимки. И если турне по шести городам, то на все шесть приходят те же люди.

Анна: У меня есть поклонник, который прилетает из Токио в Москву даже на один день, чтобы посмотреть мой спектакль. Я это очень ценю! В Японии сохранились традиции культа служения, и зрители следуют по всему миру за своими кумирами. На последних гастролях в Японии меня не было, и мои поклонники подходили к Артему и просили передать для меня подарки. Приятно!

Артем: Для них важно что-то тебе подарить — веер, чашку, игрушку; их греет ощущение, что они тебе тоже что-то дали. Когда мы были с Аней на гастролях во Вьетнаме, люди даже кричали. Для них это просто космос, что вышла на сцену балерина в пуантах, белоснежной пачке… Они ничего похожего не видели, и мы для них — как инопланетяне.

Анна: В Нью-Йорке хороший зритель — есть поклонники, которые с Большим театром уже пятьдесят лет. Это дамы за семьдесят, и мы их всех знаем, и они знают буквально каждого артиста. Они видели на сцене великих Лавровского, Васильева, когда были молодыми, а теперь ходят на нас. Вот у кого интервью надо брать! Наши зрители тоже прекрасные, всегда дарят цветы и поддерживают после выступлений. Приятно, когда ценят, то что ты делаешь, особенно когда это от души. Важно отдавать на сцене всего себя, чтобы люди это чувствовали и заряжались твоей энергетикой!

— Вы занимаетесь танцами профессионально — хватает ли у вас сил и желания танцевать не для зрителей, а для себя?

Анна: Иногда, в основном на гастролях, мы идем куда-то отрываться в клубы. Артем очень интересно танцует — это же полная свобода, и ты можешь творить что угодно. (Улыбается.) Он как хореограф начинает придумывать новые движения — очень креативно получается.

Фото: Анна Воронцова

— Есть ли у вас увлечения помимо балета?

Анна: Я люблю играть на фортепиано. Артем очень хорошо поет, у него красивый тембр голоса. У меня мама — профессиональная певица, педагог по вокалу, и муж брал у нее уроки мастерства. Одним словом, они спелись. Мне нравится, как он поет, и мы, пока шутя, подумываем: а не поучаствовать ли ему в конкурсе вокалистов «Голос»? А еще он любит рыбалку. Во Франции Артем поймал за сезон самую большую рыбу — это был тунец, который весил шестьдесят семь килограммов. Когда я спустилась на яхту, рыба даже в ванную не помещалась, никогда такого в жизни не видела!

Артем: Здесь даже не важно, сколько ты наловил, а важен сам контакт с природой. Когда приезжаешь на озеро, такое ощущение, что время останавливается. Телефон — подальше, только природа, лес, вода…

— Супругу не берете с собой?

Анна: Я не гожусь для этого занятия, потому что не могу встать так рано — в шесть утра. Признаться, я жуткая соня.

— Если представить фантастическую ситуацию, что у вас появилась свободная неделя, как бы вы ее прожили?

Артем: Я бы себя занял чем-нибудь. В последнее время я стал много читать, и это связано с тем, что когда у тебя появляется новая идея или цель, нужна информация. Что касается отдыха, то я могу один-два дня бездельничать, а дальше должен что-то делать. Я, даже уезжая на моря, посещаю тренажерный зал, занимаюсь пробежками, плаваю…

Анна: Мне всегда хочется на море. Мы часто ездим к сестре в Лос-Анджелес, купаемся в океане. Италию любим, во Франции много раз отдыхали. Последний раз ездили на Крит, и он открылся нам с очень интересной стороны. Там живут хорошие люди, простые и теплые. Они хотят тебя вкусно накормить, не пытаются обмануть. (Улыбается.) Видно, само место располагает к такому общению.

— Можете сформулировать ваше жизненное кредо?

Артем: Хочется найти какую-нибудь фразу, но однозначной формулы нет. Наверное, не задавать вопросов жизни, попробовать просуществовать вне условности, не прекращать учиться и познавать мир.

Анна: Мне нравится фраза Лао Цзы: «Как только поймешь, что ни в чем не нуждаешься в мире, он станет твоим». Я не сразу к этому пришла — раньше я жила в каком-то сумасшедшем ритме и не замечала простых вещей. А сейчас радуюсь каждому дню: ведь солнце светит, рядом любимый человек, а теперь еще и самое сокровенное богатство — наша доченька! Нужно просто расслабиться, плыть по своему течению и не гнаться за иллюзорными мечтами, которые навязывает нам социум.


Источник

ПСИХОЛОГИЯ
Похожие записи

Добавить комментарий

Comments links could be nofollow free.